Она была не просто кумиром, она была Женщиной, которая ждет. А между тем, быть может, трагедия жизни Валентины Серовой и состоит в фатальном несовпадении с образом Женщины, которая ждет. Кто-то мог, тысячи, миллионы могли. А она - нет"

      Страсть к театру маленькой Валентины Половиковой никого не могла бы удивить. Мама - актриса Малого театра. Поскорее попасть на сцену мешал возраст. Дочь Валентины Васильевны утверждает, что актриса прибавила себе лишние два года, чтобы быть допущенной к экзаменам в театральное училище. Случай для женщины редчайший.

 

      В четырнадцать лет, недоучившись в школе, Валентина поступила в Центральный техникум театрального искусства - был тогда такой. Но проучилась она там всего лишь год - ее пригласили в Театр рабочей молодежи, ТРАМ, известный сегодня Ленком. Здесь Валентина Васильевна проработала почти семнадцать лет.
      В 1938 году в жизни Вали Половиковой произошло событие, сразу принесшее еще малоизвестной актрисе особые лавры.
      Двадцативосьмилетний летчик истребительной авиации Анатолий Константинович Серов во время гражданской войны в Испании сбил восемь самолетов, стал легендой и любимцем генералиссимуса. Звезда Героя Советского Союза, должность комбрига, исключительная популярность и мужское обаяние - все это было положено к ногам хорошенькой актрисы.
      Валентина стала Серовой и вскоре, в 1939 году - вдовой. Комбриг разбился во время испытательных полетов. В честь его - Анатолием - Серова назвала сына. С тех пор она отмечала день своего рождения не 23 декабря, а 23 февраля-в честь своей первой любви, носившей военную форму.
      Так, наверное, было предначертано: в дальнейшем вехами на жизненном пути актрисы будут стоять мужчины в военной форме: Константин Симонов, человек, которому гимнастерка всегда шла более чем что-либо, маршал Константин Рокоссовский, командовавший Парадом Победы в Москве.
      1939 год принес Серовой не только горе, но и славу, сделавшую ее всесоюзной знаменитостью. На экраны вышел фильм "Девушка с характером". Успех был невероятный. Сегодня фильм кажется очень наивным, украшенным лишь присутствием прелестной героини. Что она там говорит, как ловит игрушечных шпионов, в сущности, не важно - сама Валентина Серову здесь явно "главнее" своей героини.
      Успех "Девушки с характером" привлек внимание к театральным работам актрисы. Народ повалил вТРАМ. В1940 году на спектакле "Зыковы" оказался Константин Симонов. Говорили, что с того вечера его неизменно видели сидящим с букетом цветов в первом ряду партера. Молодой, но уже известный поэт "прописался" в театре. Быть может, именно для того, чтобы дышать с Серовой одним воздухом, и была написана им первая пьеса "История одной любви".

Я помню зал для репетиций
И свет, зажженный как на грех,
И шепот твой, что не годится
Так делать на виду у всех...

      Знаменитый роман начался... Серова и Симонов не спешили оформить отношения официально. И без бумажки она была для него всем - женой, возлюбленной, первой читательницей его стихов и пьес, их героиней.

      Трагической зимой 1941 года в газете "Правда" было опубликовано стихотворение, которое по праву может быть причислено к шедеврам мировой лирики. Но совершенно особое значение они имели для страны, мужчины которой ушли на фронт, а женщины остались их ждать, чтобы этим ожиданием вернуть их живыми.

Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, -
Просто ты умела ждать
Как никто другой

      Как никто другой Роль Лизы Ермоловой в фильме "Жди меня", снятом в 1943 году по сценарию Константина Симонова, сделала ее не просто кумиром, она превратила ее, актрису Валентину Серову, в Женщину, которая ждет. И все. Что бы дальше ни случилось, как ни противоречила бы личная биография актрисы этому ее имиджу, ничего уже сделать невозможно. А между тем, быть может, трагедия жизни Валентины Серовой и состоит в фатальном несовпадении с образом Женщины, которая ждет. Кто-то мог, тысячи, миллионы могли. А она-нет... Симонов был военкором, выезжал на фронт. Они с Серовой разлучались. Однажды весной 1942 года актриса в составе концертной бригады выступала в московском военном госпитале. В одной из отдельных палат лежал Константин Рокоссовский, полководец, маршал, красавец с устойчивой репутацией неистребимого сердцееда.

      Серову попросили выступить перед ним. И вот - будто кинули горящую спичку в канистру с бензином: заполыхало. Потеряли голову оба. Рокоссовский, который был на двадцать один год старше Серовой, обладал куражом двадцатилетнего гусара. Он из той, почти вырождающейся породы мужчин, которые умели поклоняться красоте ярко, необычно, невзирая ни на что.
      Однажды своему коллеге - актеру Павлу Шпрингфельду Серова предложила посмотреть, как ровно в пять часов минута в минуту под ее окнами остановится правительственный ЗИМ, из него выйдет военный, который в течение нескольких минут простоит под ее окнами по стойке "смирно". "Думаю, ты узнаешь его в лицо". G этими словами она отодвинула штору, и Паша увидел, как к тротуару подъезжает лакированный лимузин, из него выходит представительный высокий мужчина, который, как и пообещала Серова, не сдвинулся с места, а только стоял и глядел на ее окна. Шпрингфельд "успел рассмотреть маршальские погоны и долгий печальный взгляд из-под лакированного козырька-Рокоссовский!"
      Любовь прославленного человека всегда придает женщине нечто интригующее, но далеко не всегда это путь к счастью.
Роман Серовой с Рокоссовским был с самого начала обречен. Маршал был женат, и окончившаяся война ставила точки после такого рода приключений. Все возвращалось на круги своя. Да и Кремль отнюдь не был заинтересован, чтобы скандальная связь дважды Героя Советского Союза имела продолжение. Рокоссовского услали командующим Северной группой войск, а потом назначили министром обороны Польши.
Симонов, который, конечно, был в курсе этого романа, все простил. Более того - они с Серовой официально стали мужем и женой.
      В 1944 году произошел новый взлет в кинематографической карьере актрисы. Вышел на экраны фильм "Сердца четырех". Это был последний взлет Серовой. С1950 по 1973 год ее видели лишь в эпизодических ролях, а потом и вовсе бросили снимать. И, в сущности, только в трех фильмах из одиннадцати Серовой достались главные роли. Но и этого хватило, чтобы стать незабываемой.
Удивительны по точности слова Людмилы Гурченко: "У нее был самый редкий талант актрисы - оставаться на экране женщиной".
      Да, это так. Поэтому-то, в сущности, не важно, кого играла Серова, как звали ее героинь, какие у них были профессии - пленка фиксировала голос, походку, улыбку той, которая стала олицетворением женственности. Оказывается, это дар, талант. Все актрисы говорят, ходят, улыбаются, все не уродки, но вот кинопроектор высвечивает Серову, и становится понятно, что такое - женщина.
      В конце сороковых все как будто наладилось. По воспоминаниям актрисы Инны Макаровой, "1946 год еще больше упрочил ее славу и положение среди первых советских "звезд"... Летом она побывала с Симоновым в Париже. У нее есть дом в Переделкине и роскошная квартира на улице Горького, где жизнь поставлена на широкую ногу - две домработницы, серебристый трофейный "Виллис" с открытым верхом, который она водит сама, шумные застолья, собирающие всю Москву".
      Но уже в эту картину благоденствия добавляются тени. Блестящее супружество окружено молвой, разноречивыми слухами, сплетнями. Оба слишком заметные и яркие люди, чтобы оставаться в тени. Говорят, что он влюблен в нее уже не так, как прежде. Говорят, у нее были романы, и он об этом знает...
Тем не менее, в 1950 году у Серовой и Симонова родилась дочь Маша. Позже она с теплотой вспоминала самое раннее детство рядом с красивой, талантливой, известной мамой: "Был дом, где любили собираться люди. И собирались - вокруг нее. Почему? Прочтите "Хозяйку дома" Симонова - там все сказано. Потом семья распалась, почти на пять лет мы были разлучены..."
      Воссоединения с Симоновым становились все более ненадежными. Он, конечно, обвинял ее: "Мы жили часто трудно, но приемлемо для человеческой жизни. Потом ты стала пить... Я постарел за эти годы на много лет и устал, кажется, на всю жизнь вперед..." В 1957 году Симонов и Серова окончательно расстались. Сцепление неудач, разочарований давало себя знать. Сын от первого брака оказался слабовольным человеком, которого поработила водка.
      Удручающую картину медленного сползания вниз рисуют воспоминания Инны Макаровой.
"Несчастья преследовали ее. Болезнь, долгие, изнурительные курсы лечения, сын Толя - хронический алкоголик, чудом избежавший тюрьмы, бесконечные суды с матерью, которая в расчете на симоновские алименты вознамерилась лишить Валю материнских прав. Машу отобрать не удалось, но чего ей это стоило! Что могло ее спасти, так это какая-нибудь хорошая, серьезная работа. Но призрак скандала, незримо присутствовавший за ее спиной, дурная молва закрывали перед ней двери киностудий и столичных театров. К тому же ни для кого не было секретом, что Симонову неприятно было упоминание имени Серовой, любое ее появление на сцене и экране. Об этом знало начальство, об этом знала она".
      В последние годы жизни актрисы, когда денег отчаянно не хватало, начались распродажи. За копейки уходили памятные вещи, драгоценности - свидетельства той поры жизни, которая ей самой казалась сном.
      …Умерла Валентина Серова 10 декабря 1975 года, за шесть месяцев до этого похоронив сына. Дочь напишет: "Умерла она одна, в пустой, обворованной спаивающими ее проходимцами квартире..."
      Говорят, что из позднейших переизданий своих сочинений Симонов изъял все посвящения Серовой. Но у стихотворения "Жди меня" остался эпиграф - B.C. Трагический конец всегда вынуждает искать виновных. Жизнь? Люди? Сцепление обстоятельств, что называется судьбой?
      Валентина Серова оказалась много строже к себе, чем могла быть, оставив завет женщинам с прекрасной и погибельной профессией - красавица: "Знаете, самое главное в жизни - иметь голову на плечах. Всегда... И стойкость. А я... я - нет. Не смогла. Сама, только сама..."

 

 

Людмила Третьякова

 

 

ЛитРес ЛитРес Сфера Раздельный Сбор Активный Гражданин

Управа района Нагатинский Затон

Рейтинг@Mail.ru